Заметки

30.07.2011 14:15

 

Как это часто бывает во время тренингов, в перерыве подошла ко мне девушка (назовём её Юлией) и попросила помочь ей разобраться в себе и в ситуации.  Кстати, она уже успела привлечь к себе моё внимание тем, что в процессе тренинга вела себя неуверенно, с опаской оглядывалась на своих коллег и менеджеров. Хрупкая, подчеркнуто бледная, с утонченными чертами лица, Юля казалось какой-то нереальной, напоминающей «заколдованную принцессу» из сказки. Но самое удивительное, что в ней сразу привлекало внимание - бездонные голубые глаза. Я никогда не видела таких глаз... В них было так много всего! Сразу вспомнилось знаменитое и любимое мной выражение о том, что «глаза - зеркало души». В этих глазах просвечивались свежесть и наивность чувств, искренность и открытость, стремление жить, любить.... Но в тот момент сквозь всю хрупкую Юлину натуру сквозили беспокойство и страх.

- Я хочу попросить тебя...., - голос Юли немного дрожал, она закашлялась, стала «оправлять» бока юбки, с которой на самом деле всё было в полном порядке, - ... мне нужно понять, почему всё не так со мной. Не знаю почему, но я поверила тебе и хочу открыться...

Юля замолчала.

Было видно, что то, о чём хочет сказать эта хрупкая девчонка, находится где-то очень глубоко внутри и вызывает у неё реальную боль. Абсолютно интуитивно я взяла её за руку и сказала то, что просто «просилось» из моего сердца наружу:

- У тебя удивительно красивые глаза! Я восхищена глубиной и чистотой чувств, которые открылись мне в твоем взгляде.  Наверное, я не первая, кто говорит тебе об этом? -  мои губы расплылись в естественной улыбке.

И тут просто в один миг глаза девушки наполнились слезами, она крепко сжала мою руку и вся напряглась как струна. Да, нелегкое это дело - сдерживать слёзы, когда они наполняют всё твоё существо. Сама переживала подобные моменты, причем пару раз хотелось плакать и кричать от боли именно тогда, когда этого делать было категорически нельзя. Вот тогда впервые и задумалась об управлении эмоциями, о том, что такое сублимация и всяком таком полезном для выживания в нашем «веселом» мире людей...

Словом, чувствуя Юлины эмоции каждой частичкой собственного сердца, я вывела её на балкон, там было и свежее, чем в аудитории, да и любопытных глаз коллег не наблюдалось.

Юля немного приходила  в себя, хотя слёзы текли по щекам беспрерывными нитями и капали на её кружевную блузку  мелким бисером светящихся алмазов души.

- Прости меня, что я так несерьезно веду себя. Просто как ребенок..., - произнесла девушка, выйдя на балкон.

- Чудная ты. Ты можешь плакать, если хочешь, - я старалась говорить как можно теплее, - в этом нет ничего страшного. У всех нас бывают сложные периоды, эмоции, все мы - люди. Так что, не нужно извиняться. Если хочешь говорить - говори. Я постараюсь понять и, если это в моих силах, - помочь. Хочешь помолчать - тоже неплохой вариант. Потом найдем время для разговора, если захочешь.

Мы постояли некоторое время молча, глядя друг другу в глаза. В какой-то момент после глубокого вдоха, как будто набравшись сил и смелости для рывка, Юля рубанула резкое:

- Я не знаю, как дальше жить. Всё сместилось, все стандарты рухнули, все принципы стали с ног на голову. Я больше никому не верю. Моя теперешняя работа - просто способ уйти от боли, которая живет во мне и поглотила всю меня.

Не могу сказать, что для меня её слова были чем-то неизвестным, непонятным или осуждаемым. Я и слышала подобное много раз, и, что там греха таить, ощущала сама. Обобщение негативных ощущений, отчаяние и максимализм в выводах - частые попутчики тех, кто попадает в школу, под названием «Жизнь». Одно было понятно: чтобы всё расставить по своим местам, работать над собой Юле придется не один день и даже месяц. Причем, работать придется много и усердно. Но результат того стоит.

Времени для разговора у нас было немного, поэтому поговорить в тот перерыв удалось совсем чуть-чуть. Оказалось, что проблема стара, как мир. Обманутые ожидания, разбитые мечты, ложь, измена... И, как это часто случается, наибольшую боль в её сердце вызывали задаваемые ею самой же себе вопросы: «За что?», «Как можно было так врать?» и «Как дальше жить?».

Юля говорила о своём, сугубо личном и индивидуальном горе, и это горе было вызвано глубокой раной в сердце. Только вот яд, которым была отравлена эта юная душа, к сожалению, был настолько типичен и банален в рамках человечества, что я, при этих мыслях, абсолютно естественно глубоко вздохнула. Вспомнилось кольцо великого царя Соломона и слова «Всё пройдет, пройдет и это». Много картинок и лиц пронеслось тогда в моей голове за миг... Вспомнились эпизоды собственной жизни. Я снова сделала привычные вдох и глубокий выдох.

- Самое важное, что мне нужно знать, Юля, чего ты хочешь: освободить себя от прошлого и попытаться стать счастливой или вечно страдать и надеяться, что твои страдания будут возвращены «обидчику» и отравят ему жизнь?

Юля задумалась ненадолго. Я была несколько удивлена её ответу.

- Ну, в общем-то я хочу забыть всё и стать счастливой. Но разве тот, кто предал меня, сможет теперь жить счастливо? Говорят же, что на чужом несчастье счастья не построишь! А они пытаются его строить! Видела их, веселые такие, жизнерадостные!- Юля в упор смотрела на меня и пыталась уловить мою реакцию всеми клеточками своего существа. Было очевидно, что сказанное ею являлось лишь верхушкой айсберга эмоции под названием «обида».

- Знаешь, не человеческое это дело - судить, кто построит счастье, а кто нет. Оставь право судить Тому, Кто создал этот мир и нас с тобой. Ему виднее.

- Легко тебе говорить! Ты знаешь, как это, когда доверяешь всю себя и свою жизнь тому, кто обещает быть рядом всегда, строишь планы, а потом оказывается, что ты не нужна?! И ты  в один день оказываешься на улице. А у них, понимаешь, - уже давно любовь! Какая же я была дура! - Юлька плакала навзрыд, сжимала свои маленькие кулачки и колотила ими по перилам балкона. Мне было искренне жаль эту юную душу, хотелось залечить её раны как можно быстрее. У самой разболелось внутри... Но, хорошо понимая, что «претерпевшие до конца спасутся», я спокойно произнесла то, что считала важным сказать тогда.

 - Поверь, однажды ты поймешь, что всё не так, как кажется тебе сейчас. Рано или поздно всё станет на свои места. И рана заживет. Если правильно примешь данный тебе Богом урок, то станешь другой: более сильной, цельной и мудрой. Просто поверь мне на слово, что так будет. Мне незачем тебе врать. А дальше - шаг за шагом пойдем вперед. Не оглядываясь в прошлое. Если смогу - помогу. А нет - поищем того, кто сможет. Подскажу, что почитать, с кем пообщаться. Твоя первостепенная задача сейчас - простить. Простить всем сердцем.

Видимо, мой ответ не очень удовлетворил Юлькину раненую душу, но всё же она после небольшой паузы произнесла нечто вроде «мне нужны силы и время, чтобы это принять», а потом попросила возможности пообщаться после тренинга.

Мы встречались потом еще несколько раз, общались, обсуждали темы личностных взаимоотношений, жизненных ценностей, говорили о вере. Нет, это не были сеансы психоанализа (тем более, что я не психоаналитик, не психотерапевт или что-то в этом роде, хотя психология мне была близка всегда, еще с медицинского института), но, слава Богу,  в процессе нашего общения Юле становилось легче. Она действительно поняла, что хочет изменить своё «Я» и свою жизнь, а прошлое - оставить в прошлом.

Сейчас она работает врачом-педиатром в той больнице, откуда когда-то ушла в фармбизнес. Кстати, решение вернуться в медицину пришло абсолютно просто и естественно, как только из головы выветрились установки «доказать», «забыться», «приглушить».  Она осталась такой же хрупкой принцессой из сказки, и глазами Юльки я по-прежнему восхищаюсь каждый раз, когда мы видимся или когда вижу её новую фотку в одной из социальных сетей. Но, всё же, это уже совсем другая Юлька. Уравновешенная, по-хорошему спокойная, открытая, с мягкой и теплой улыбкой, расправленными плечами и стремлением помогать тем, кто в этом нуждается. И, что важно, - теперь она занимается тем, что близко её душе и сердцу. Кстати, дети очень любят мою Юльку, а у меня за неё сердце радуется. Мне радостно видеть улыбку на её лице безотносительно к тому, какая погода за окном, какая зарплата, какие проблемы вокруг. Слава Богу, даже своё одиночество Юлька принимает, как то, что «пока для неё лучше». И вместе с ней я верю, что всё придет, когда придет Время.

 

Так вот, что я думаю, вспоминая об этой истории. Я ведь бизнес-тренер. Но нередко бывает критично важной помощь участнику тренинга даже не в становлении навыков продаж, маркетинга или менеджмента, а в понимании  этим Человеком ответов на возникшие у него жизненно важные вопросы.

Юля, к примеру, на протяжении года (!!!) числилась в компании «проблемным рэпом», но её не увольняли, потому как не могли найти никого лучше. Тем более, что, в отличие от многих коллег, она всегда делала все нормы посещений клиентов, тесты писала лучше всех, с отчетами никаких проблем не было. Словом, формально всё было очень даже хорошо. Но планы в регионе не выполнялись, регионал не мог понять, почему Юля такая «безжизненная» и неактивная, активно «выдавливал» из неё харизму. В общем, рассказки о том, как пытались Юльку «замотивировать», нарочно не придумаешь. А результата - ноль. Хотя, казалось бы, всё ж было очевидно и просто!..

Во-первых, человек вообще не своим делом занимался, а второе - невозможно было добиваться успеха, пока внутри всё перевернуто вверх дном, и сердце печет под гнетом куска раскаленного железа в форме обиды и отчаяния. Короче говоря, вспоминая мою любимую физиологию, доминанту по Ухтомскому еще никто не отменял.

 

Подобных историй, к сожалению, я слышу и знаю немало. Десятки... Все они похожи друг на друга и индивидуальны одновременно. Похожи настолько, что слыша подобные рассказы, мы даже пытаемся «угадать» в персонажах общих знакомых. Всё на самом деле до горя похоже. Я часто провожу аналогии и с собственной жизнью. И вместе с тем, всегда индивидуальны глубина боли и отчаяния, которые живут в каждом отдельном раненом сердце.

Поэтому и решила я поделиться историей Юльки, чтобы те, кто испытывает нечто похожее, понял, что нет безвыходных ситуаций. Не нужно «вариться» в своей проблеме. Достаточно оглянуться вокруг: есть друзья, родители, дети, коллеги, учителя, психологи, духовники. Есть книги, а в них - все ответы на все вопросы, ведь что бы ни происходило с нами, когда-то с кем-то это уже было... Кстати, замечено, что в трудной ситуации обязательно рядом с нами оказываются те, кто могут и хотят помочь. Важно суметь разглядеть, а потом - не бояться попросить о помощи, открыться и услышать сердцем мудрые слова...

Но, прежде всего, нужно учиться прощать друг друга. Ведь в мести нет ни смысла, ни счастья тому, кто ждет отмщения. Да, закон бумеранга жестко работает. И воздает нам той же монетой, которую использовали мы сами. Это правда. Но пусть этот закон будет абсолютно в руках Бога. А нам нужно помнить о нем только в отношении собственных поступков, чтобы эта память охраняла нас от причинения боли другим.

Прощать непросто. Даже бывает очень-очень непросто. Искреннему, настоящему прощению нужно учиться, и лучше всего этому, на мой взгляд, учит настоящая вера.

У каждого из нас есть возможность сердечно молиться. И каждый из нас может найти свой Храм, в котором душе молиться легче всего. Было бы желание!

Молитва, идущая от сердца, всегда приносит Свет в душу и дает разрешение того, о чем просят. Сказано ведь «просите - и будет дано вам, стучите - и откроется...»

 

Вернуться к списку